Суицид, депрессия и структурная модель эго-состояний

qwertyA

Рис.1

автор: Александр Дмитренко

 

По данным ВОЗ в России на 2012 год совершено 31997 самоубийств. Из них 5781 женщин и 26216 мужчин. Мужчины в пять раз чаще расстаются с жизнью по своей воле, чем женщины по статистике. 14 сентября 2014 года, транслируя свою смерть в интернете, ушел из жизни житель Новодвинска Сергей Кириллов.

Попробую проанализировать этот случай в частности, и механизм суицида в общем. Я считаю, что в большинстве случаев суициду предшествуют чувство безнадежности, ощущение катастрофы и безвыходности – мировосприятие в состоянии депрессии. Рациональное восприятие действительности искажается, вплоть до полного избегания. Следовательно, чем глубже человек погружается в депрессию, тем больше увеличивается влияние Детского эго-состояния, и, соответственно, уменьшается влияние Взрослого. Этот процесс хорошо описывает теория катексиса Эрика Берна.

Когда большая часть катексиса находится у Взрослого эго – исполнительная власть находится у В, влияние Ребенка воспринимается как мысли, желания и смена настроения. Когда уровень катексиса в Ре становится больше, чем во В, исполнительная власть переходит к Ре, В еще воспринимается как истинное Я, но уже не имеющее возможности справляться с эмоциями и желаниями, затапливаемое Детским эго. Когда превалирующая часть катексиса переходит в Детское эго-состояние, Ре воспринимается как истинное Я, роль В значительно ослабевает. Тогда связь с реальностью и здравым смыслом исчезает. Появляется уверенность в правильности Детских убеждений (Рис.1).

Когнитивная психология подтверждает правильность этой модели. Аарон Бек в книге «Когнитивная терапия депрессии» пишет:

«…При мягких формах депрессии пациент, как правило, способен более или менее объективно оценить свои негативные мысли. С усугублением депрессии негативные идеи приобретают все большую силу, несмотря на отсутствие каких бы то ни было объективных подтверждений их правомочности. Поскольку доминирующие идиосинкразические схемы приводят к искажению реальности и систематическим ошибкам в мышлении, депрессивный пациент все менее склонен признавать ошибочность своих интерпретаций. В самых тяжелых случаях идиосинкразическая схема безраздельно властвует в мышлении пациента. Пациент всецело захвачен персеверативными, повторяющимися негативными мыслями; ему чрезвычайно трудно сосредоточиться на внешних стимулах (например, чтении или вопросах собеседника), и он неспособен к произвольной умственной активности (вычислениям, решению задач, воспоминаниям). В этом случае мы приходим к заключению, что идиосинкразическая когнитивная структура приобрела автономный характер.

Чтобы лучше понять депрессивные нарушения мышления, полезно рассмотреть их с точки зрения используемых индивидом способов структурирования реальности. Если разделить последние на «примитивные» и «зрелые», то очевидно, что в депрессии человек структурирует опыт сравнительно примитивными способами. Его суждения о неприятных событиях носят глобальный характер. Значения и смыслы, представленные в потоке его сознания, имеют исключительно негативную окраску, они категоричны и оценочны по содержанию, что рождает крайне отрицательную эмоциональную реакцию. В противоположность этому примитивному типу мышления, зрелое мышление без труда интегрирует жизненные ситуации в многомерную структуру (а не в какую-то одну категорию) и оценивает их скорее в количественных, нежели качественных терминах, соотнося их друг с другом, а не с абсолютными стандартами. Примитивное мышление редуцирует сложность, многообразие и изменчивость человеческого опыта, сводя его к нескольким самым общим категориям.

Нам представляется, что эти типичные характеристики депрессивного мышления аналогичны особенностям детского мышления, описанным Пиаже (1932/ 1960). Условно мы называем данный тип мышления «примитивным», чтобы отделить его от более адаптивного мышления, наблюдаемого на поздних стадиях развития.»

Переход катексиса из Взрослого в Детское эго-состояние при депрессии сопровождается не только переходом на архаическое мышление, но и ощущением отсутствия энергии и сил в теле. Ре как бы забирает всю энергию в себя. Поэтому в состоянии депрессии столь сильна пассивность. Даже обычные рутинные дела кажутся тяжелыми и утомительными. В тяжелых случаях может быть ощущение, что тяжело вставать с кровати. Человек может в таком состоянии проводить много времени в пастели, прекратить готовить, убираться, заниматься личной гигиеной.

Самоубийство совершает Детское эго, но что же толкает Ре на этот крайний шаг? Какая личность более чувствительна к неудачам и негативной оценке своих действий? Я думаю, что нарциссическая. Нарцисс очень болезненно воспринимает любые неудачи в личной и социальной жизни. Это нарциссы создали образ «Успешного человека», который навязывается маркетингом философии потребления. Высокий стандарт. Богатый, красивый, идеальный. Если точка отсчета так высоко, то сам образ жизни «среднего человека», одного из «серой массы» невыносим. Что говорить, если даже в этой «серой» жизни случаются осечки. Это катастрофа. Это конец света. Кажется, что и так дно, а я падаю ниже нулевой отметки. Это запредельно.

В работе Зигмунда Фрейда «Печаль и Меланхолия» я нахожу подтверждение этому предположению:

«…Теперь анализ меланхолии показывает нам, что «я» может себя убить только тогда, если благодаря обращению привязанности к объектам на себя, оно относится к себе самому как к объекту, если оно может направить против себя враждебность, относящуюся к объекту и заменяющую первоначальную реакцию «я», к объектам вешнего мира… Таким образом, при регрессии от нарциссического выбора объекта этот объект, хотя и был устранен, он все же оказался могущественнее, чем само «я». В двух противоположных положениях крайней влюбленности и самоубийства объект совсем одолевает «я», хотя и совершенно различными путями.»

Гнев на внешний объект (первоначально на мать) переносится на себя. Агрессия, которая должна идти во вне, становится аутоагрессией. Неблагоприятные внешние события вызывают ощущение собственной неполноценности. Внешние потери трансформируются в потерю самого себя.

15235243972_ca66c239ee_o

Не зная Сергея Кириллова лично, я могу лишь строить предположения о его мотивах на основе скудных данных из сети. Предсмертная переписка на форуме и страница Вконтакте на рис.2

a3

a1

Рис.2

Явно прослеживается гнев и обида на близких людей. Разочарование в личной жизни и работе. Отсутствие поддержки и безразличие со стороны родственников. Я читаю в этих строках непереносимость ухода жены, пренебрежение и ненависть к собственной жизни. Гнев на близких, переходящий в аутоагрессию. Отсутствие поддержки участников форума и их безразличие к чужому горю, эмоциональная холодность и отстраненность действуют как катализатор. Боль отвержения близкими людьми настолько сильна, что смерть выглядит предпочтительнее.

a2

Сергей совершил публичную казнь самого себя в видеоконференции не случайно. Что это была за потребность? В точности мы этого не узнаем. Я увидел в этом отчаянном акте скрытый призыв о помощи, последнюю попытку получить поддержку и донести свою боль, вызвать жалость и сочувствие.

Возможно, это боль нарциссической травмы, невыносимость собственного несовершенства и внешней оценки. Похожее явление мы можем наблюдать в самурайской традиции – отсутствие права на поражение или неудачу. Победа или смерть. Позор страшнее смерти. Возможно, не случайно выбрана «красивая» дата смерти 14/09/14. Всей правды мы уже не узнаем никогда.

Фаталичность и полная безысходность в мышлении говорит о том, что на момент самоубийства Сергей был в эго-состоянии Ребенок. Алкоголь усилил регрессию и увеличил катексис Ре, изолировав, практически исключив В.

Катастрофичность и безвыходность присущи Детскому мышлению. К тому же, эго-состоянию Ре характерно чувство бессмертия и отсутствие осознавания бесповоротной конечности бытия (по крайней мере в материальном мире). Так же, боль ощущения собственной неполноценности при ослаблении влияния В приобретает непереносимый характер. Нарциссический стыд – ощущение омерзения от самого себя, затапливает и делает невыносимым само существование.

15048914930_9b76a7fec3_o

Самое страшное то, что это всего лишь архаический способ восприятия, который при катектировании Ре и исключении других эго-состояний ощущается как истинное Я. Ребенок собрал все коричневые купоны (иррациональные подтверждения бессмысленности жизни) и по условиям сценария получил разрешение выполнить предписание «не живи». А этого можно было бы избежать, попросив помощи и поддержки, если не у окружения, то у компетентного специалиста.

 ФАКТОРЫ РИСКА И СИТУАЦИИ РИСКА

Суицидальное поведение наиболее часто проявляется при определенных обстоятельствах благодаря культурным, генетическим, психосоциальным факторам, а также факторам окружающей среды. Среди общих факторов риска можно назвать следующие:

  • Низкий социально-экономический статус и образовательный уровень; потеря работы
  • Социальный стресс
  • Неблагополучная ситуация в семье, проблемы отношений в обществе и с системами поддержки
  • Перенесенная травма, например, физическое и сексуальное насилие
  • Потеря близких людей
  • Психические расстройства, например, депрессия, расстройства личности, шизофрения, злоупотребление алкоголем и психоактивными веществами
  • Ощущение никчемности и безнадежности
  • Вопросы сексуальной ориентации (например, гомосексуализм)
  • Особенности и манеры поведения (например, когнитивный стиль и личностные свойства)
  • Отсутствие здравого смысла, самоконтроля и саморазрушающее поведение
  • Недостаточно развитые умения психологической адаптации и приспособления к ситуации
  • Болезни и хроническая боль
  • Самоубийство близких людей
  • Наличие доступа к средствам членовредительства
  • Разрушительные и насильственные события

(например, война или катастрофические бедствия)

ЗАЩИТНЫЕ ФАКТОРЫ

снижают риск самоубийства; они, как изоляционный материал, предохраняют от самоубийства. Среди них следует отметить следующие:

  • Поддержка семьи, друзей, других важных в жизни человека людей
  • Религиозные, культурные и этнические ценности
  • Участие в жизни общества
  • Приносящая удовлетворение жизнь в обществе
  • Социальная интеграция, например, через рабочую деятельность, конструктивное использование досуга
  • Наличие доступа к услугам по охране психического здоровья
Запись опубликована в рубрике Депрессия с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code