Аварийный люк — убийство

russian_doctor_killed_a_patient

Вначале, я бы хотел коснуться теоретической части понятия «аварийные люки». Терапевтическая процедура, известная под названием «закрытие аварийных люков», применяется, насколько мне известно, только в трансактном анализе. Для закрытия аварийных люков клиент в процессе психотерапии принимает безусловное решение, что никогда ни при каких обстоятельствах не сойдет с ума и не убьет и не причинит вреда себе или другому человеку. Это не обязательство клиента перед терапевтом, это решение, которое клиент принимает для себя из Взрослого эго-состояния. Терапевт является инициатором и свидетелем этого процесса, при необходимости он указывает на признаки несоответствия, например, замечает, что клиент не во Взрослом в момент процедуры. Эта практика направлена на предотвращение суицидального поведения, а также осуществляет защиту клиента от трагических сценарных исходов. Суицид, убийство или сумасшествие может представляться Ребенку клиента как выход из непереносимой ситуации, «крайняя мера», если «дела пойдут совсем плохо». Так, у людей, страдающих пограничным расстройством личности, самоубийство может быть «спасением» от непереносимых чувств, эмоциональных страданий, с которыми они не могут справиться.

При закрытии люков на уровне Взрослого человек приобретает социальный контроль над сценарной расплатой, осознанно контролируя свое поведение. Закрытие люков на уровне Ребенка предполагает перерешение негативного сценария и принятие решения жить. Когда человек решает отказаться от аварийного люка, у него появляется энергия на борьбу с негативными предписаниями и потенциал на изменение своей жизни. Закрытие люков может быть растянутым по времени, если человек не готов сделать это единовременно. Очень важным моментом является осознанность принятия клиентом этого решения. Механистичный ритуал бесполезен.

Уход в люк – это, по сути, сценарная расплата в своей финальной части. Когда человек накопил достаточно негативных эмоций и подтверждений своей жизненной позиции, он «решает» на уровне Ребенка, что пришло время для «экстренных мер». Чаша терпения переполнена. Считаю, что исключением может являться, например, добровольный уход из жизни при невыносимых страданиях от неизлечимой болезни или травмы, когда жизнь доставляет больше страданий, чем смерть. Экономический подход в теории Фрейда говорит об усилении влечения к смерти при ослаблении влечения к жизни, когда неудовольствия превалируют над удовольствиями. Хотя на этот счет есть мнение, что в таком случае мы поощряем предписание «не живи», воплощающееся в соматическом заболевании или поиске калечащих обстоятельств. Вопрос сложный, не однозначный, порождающий дискуссии.

Например, Марша Линехан (Marsha M. Linehan) высказывает мысль: «Можно даже допустить, что нет ничего гуманного в том, чтобы оберегать от смерти пациента, жизнь которого не имеет смысла. Желание покончить с собой по своей сути основано на убеждении в том, что жизнь не изменится к лучшему. Хотя в некоторых случаях такое убеждение может соответствовать действительности, это далеко не всегда так.» Эрик Берн в «модели четырех сил» говорит о непредсказуемости воздействия внешнего мира, равно как и Фрейд в «психопатологии обыденной жизни» сообщает: «…если я и верю во внешний (реальный) случай, то не верю во внутреннюю (психическую) случайность»

В силу неоднозначности позиции по вышеуказанному вопросу, считаю возможным рассматривать сценарную расплату только как выражение безнадежности внутренней психической реальности, при отсутствии объективных внешних причин, которые не являются проявлением сценарного поведения. Другими словами, сценарная расплата – это когда жизнь человека рушится без видимых на то объективных причин, под действием искаженного субъективного внутреннего мира.

zelendinov

Такое крушение жизни мы можем наблюдать у Ильи Зелендинова, печально известного врача из Белгорода, который убил своего пациента под влиянием «праведного гнева», агрессии, не обоснованной реальной опасностью или другой объективной необходимостью. Не вызывает сомнения, что врач знал о существовании камеры видеонаблюдения. На умышленное убийство это не тянет. Напоминает накопленный гнев по отношению к пациентам, возможно не всегда уважительным к труду медиков, «коричневые купоны», которые он разменял на 9 лет колонии строгого режима. Могу предположить, что это – та самая сценарная расплата, аварийный люк – убийство. Стоит ли потеря профессии и многих лет жизни минуты «праведного гнева»? Думаю —  не стоит, думаю – это и есть проявление негативного (хамартического) сценария. «Если они меня достанут, поубиваю их к чертовой матери!»

Запись опубликована в рубрике Гнев, Сценарий с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code